Многомерный подход к лечению алкоголизма

Больше, чем сумма частей
Немецкое слово «гештальт» не имеет точного аналога в русском языке. Оно означает уникальную целостность, которая больше суммы составных частей.

Человек  - тоже уникальная целостность, которая больше и сложнее, чем простая сумма типичных биологических потребностей, рефлексов и психических реакций. В том, чтобы условно делить человека на части и по отдельности оздоровливать тело, разум, душу есть что-то механическое, искусственное и далекое от реальности.

Именно поэтому в Гештальте принят холистический (целостный, многомерный, синергетический) подход к здоровью человека. Для иллюстрации этого подхода часто используют пентаграмму Гингера, с вершинами которой  соотносятся пять главных измерений жизни человека:

физическое (взаимодействие органов и систем организма, телесные ощущения и реакции, сексуальность),
аффективное (чувства, эмоции, отношения с близкими людьми),
рациональное (левополушарные процессы – внимание к деталям, анализ, систематизация; правополушарные процессы – целостное восприятие, концептуальное мышление, фантазии, творчество),
социальное (человеческое окружение, культурная среда),
духовное (поиск своего места и смысла в жизни, отношение с Природой, Космосом, Богом…).


Для восстановления гармонии и здоровья Гештальт предлагает рассматривать каждое из этих измерений не по отдельности, а во взаимозависимости и взаимовлиянии элементов друг на друга.


Многомерность в лечении алкоголизма
В реабилитации людей, зависимых от алкоголя,  Гештальт также придерживается принципа целостности  и синергетичности.

Существует множество точек зрения на причины возникновения алкогольной зависимости. Одни связывают алкоголизм с генетической предрасположенностью. Другие рассматривают его как симптом скрытого психического заболевания. Есть и те, кто считает алкогольную зависмость - системой деструктивных поведенческих особенностей. Кроме того, среди катализаторов развития зависимости от спиртного называют нездоровые семейные отношения и повышенную стрессогенность современной жизни.



Конечно, определнные основания есть для каждой из этих точек зрения. Но в тоже время ни одна из них не отражает всей сложности и протеворечивости такого явления как алкоголизм.

Например, если сосредоточится в основном на устранении физиологических проявлений зависимости, то «за скобками» реабилитации остается психологический стресс, душевная боль и сложности во взаимоотношениях с людьми, связанные с привыканием к выпивке.  

Постановка конкретного психиатрического диагноза также не решит проблемы. Функционирование психики – сложный, динамический процесс, который, во-первых, неотделим от телесных проявлений человеческого организма, а во-вторых, часто не укладывается в логику  стандартных психиатрических диагнозов.

В обоих случаях клиент в каком-то смысле приравнивается к неисправному механизму с заводским дефектом. У него появляется возможность спрятаться за свой диагноз и полностью переложить всю ответственность за злоупотребление спиртным на гены, а за выздоровление и сохранение трезвости - на врача.

То же самое можно сказать о «смещении» ответственности за страсть к спиртному с самого алкоголика на его семью или "бездушное общество". Семья и современная культура, действительно, оказывают огромное влияние на формирование зависимостей (причем, не только от алкоголя), но поиск виноватых вряд ли подтолкнет человека к осознанию того, что он сам является автором своей жизни, и только от него зависит, как она сложится дальше.

Попытка свести алкоголизм к системе поведенческих отклонений может превратить реабилитацию в систему поощрений и наказаний (то есть по сути в  «дрессировку») в клинических условиях. Тогда все внимание сосредоточится на внешних проявлениях болезни, и вне поля зрения останется необходимость оздоровления интрапсихических процессов (связанных с мышлением, памятью, воображением,  снами, мечтами и верой человека).

Алкоголизм – биопсихосоциодуховное заболевание. Это значит, что зависимому человеку необходима реабилитация одновременно на физическом, эмоциональном, интеллектуальном, социальном и духовном уровне.

Принцип целостности и синергетичности, принятый в Гештальте, подразумевает не «подгонку» отдельных параметров к общепринятой норме, а создание условий, в которых активизируются и заработают в полную силу естественные внутренние механизмы саморегуляции и развития, изначально заложенные в любой живой системе (будь то отдельный человек или целая семья).


Подробнее об истории возникновения и принципах гештальт-терапии можно узнать из книги Сержа Гингера "Гештальт: Искусство контакта". Она написана специально для людей, которые далеки от медицины и тонкостей различных школ психотерапии.

Специфике применения Гештальта в наркологии посвящена статья Харма Сименса «Применение принципов, концепций и методов гештальт-терапии при лечении зависимых пациентов». Она адресована специалистам, но за счет простой структуры и ясной логики изложения вполне доступна и для непрофессиональной аудитории.

Записаться на приём

Заказать обратный звонок

Задать вопрос